Почему моногамный мозг рад встречам после разлук

С началом семейной жизни в мозге моногамных грызунов появляются нейроны, которые можно назвать нейронами любовного воссоединения.

Конечно, нейробиологию моногамии лучше всего было бы изучать на человеческом мозге, и такие исследования на самом деле есть. Например, из экспериментов, в которых участвовали люди, связанные романтическими отношениями, мы знаем, что если человек держит за руку свою любовь, то у него в мозге активируется прилежащее ядро – один из нервных центров, входящий в систему подкрепления и связанный с ощущениями удовольствия и мотивации. Если же человек возьмёт за руку кого-нибудь постороннего, то прилежащее ядро остаётся спокойным. (Кстати, оно активируется ещё при употреблении опиатов; и вообще активность системы подкрепления тесно связана с различными зависимостями.)

Но чтобы получить более детальную картину работы мозга, приходится использовать животных. И для изучения моногамного мозга берут желтобрюхих полёвок – один из очень немногих видов млекопитающих, которым свойственна моногамия. И исследователям из Университета Колорадо в Боулдере вместе с коллегами из Колумбийского университета удалось с помощью полёвок обнаружить любопытную особенность моногамного мозга.

мыши полевки

В эксперименте полёвки знакомились с другой полёвкой, образовывали пару и какое-то время жили вместе; время от времени их рассаживали или подселяли к ним незнакомых полёвок. За активностью мозга, точнее, прилежащего  ядра, следили по изменениям в динамике ионов кальция в нейронах. Когда нервные клетки активничают, в них перераспределяются ионы кальция, и эти кальциевые изменения можно увидеть прямо в живом мозге с помощью специальной камеры.

В мозг полёвкам заглядывали несколько раз в разных ситуациях: когда у них только завязывались отношения, через три дня после «свадьбы», через двадцать дней, в присутствии посторонней полёвки и т. д. Можно было бы ожидать, что нейроны прилежащего ядра будут реагировать на партнёра, и никак не будут реагировать на постороннюю полёвку. Но оказалось, что всё не так просто.

В статье в PNAS говорится, что нейроны прилежащего ядра одинаково реагировали и на партнёра, и на постороннюю особь – если партнёр или посторонний долгое время были рядом. Но если партнёра отсаживали, а потом спустя какое-то время возвращали обратно, то в прилежащем ядре активировалась особая группа клеток, которую, наверно, можно назвать нейронами любовной встречи или, скорее, нейронами любовного воссоединения. В ответ на приближение незнакомой полёвки мозг тоже реагировал, но совершенно другими нейронами.

То есть мозг моногамных полёвок настроен радоваться не столько постоянному присутствию партнёра, сколько встрече с ним или с ней. При этом чем дольше полёвки жили друг с другом, чем теснее и прочнее была связь между ними, тем больше в прилежащем ядре оказывалась группа клеток любовной встречи. Так и хочется вспомнить известное изречение о том, что разлуки укрепляют любовь. Если она была изначально, конечно.

Можно предположить, что у всех моногамных зверей при формировании брачных связей часть нейронов в мозге берёт на себя задачу реагировать на брачного партнёра; и что погрешности в моногамности могут быть связаны с тем, много ли клеток взялось за эту работу и насколько сильно они реагируют на встречу со второй половиной.

Ещё можно предположить, что  моногамности идут на пользу временные разлуки с последующими встречами, и что если постоянно быть рядом друг с другом, то можно и забыть, что когда-то чувствовали друг к другу. Но с подобными спекуляциями лучше подождать дальнейших экспериментов. Тем более, что всё это, возможно, имеет место у полёвок, у которых нет такого сложного социального устройства, как у людей, и чья личная жизнь не переплетена так сильно с традициями, культурой и личной психологией.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

(Visited 1 times, 1 visits today)

Геннадий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *