Чувствует ли человек в момент смерти облегчения или даже эйфорию?

Чувствует ли человек в момент смерти облегчения или даже эйфорию? И что происходит в нашем сознании в последние минуты жизни? Этот вопрос задал себе 77-летний житель Гельсингборга  из Швеции, ученый-медик по имени Гёран. Ниже я привожу изложение его мыслей и выводы о смерти и чувствах людей в период её наступления. Важный опыт, интересные рассуждения…

У многих умерших людей выражение лица — спокойное, умиротворенное,  кажется, что они просто спят. Но лицо одного моего родственника, который сильно страдал от боли в последние часы своей жизни и который не имел доступа к обезболивающим, после смерти излучало сияние, экстаз.

«Много лет я размышлял о том, может ли человек в последние минуты жизни пережить эйфорию. Может умирание сопровождаться выбросом эндорфинов, если человеку не давали обезболивающих?»

Существует мнение, что человек борется за жизнь до последнего вздоха. Но, возможно, это не так. Возможно, со смертью люди могут смириться?

кончина

Возможно, наш мозг защищает нас от сильной боли в последние минуты жизни.

«Как эксперт по паллиативной помощи, я думаю, что процесс умирания начинается примерно за две недели до смерти», — говорит Гёран.
«В этот период физическое состояние человека ухудшается. Ему становится труднее ходить, увеличивается сонливость. Человек все больше времени проводит во сне.»

Ближе к кончине человек постепенно теряет способность глотать таблетки, есть и пить. Этот период специалисты по паллиативной медицины называют «активным умиранием», это означает, что человеку осталось примерно два-три дня.

Однако у некоторых этот этап проходит всего за один день. А кое-кто находится на пороге смерти в течение недели, что обычно крайне трудно для родственников. Так что у разных людей это происходит по-разному, и предсказать, как именно, мы не можем.

«Самый миг смерти довольно сложно расшифровать. Но исследования, которым сейчас занимается моя команда», — подчеркивает ученый, — показывает, что когда смерть приближается, когда в организме повышаются химические вещества стресса.»

У больных раком, а, может, и других людей, растут маркеры воспаления. Эти химические вещества свидетельствуют о том, что организм борется с инфекцией.

Что касается всплеска эндорфина в крови, об этом ничего неизвестно, это еще никто не исследовал.

Впрочем, проведенное в 2011 году исследование показало, что в мозге шести крыс,  в момент их умирания, втрое повысился уровень серотонина, химического вещества, которое, как полагают, способствует ощущению счастья.

Мы не можем исключить, что нечто подобное происходит и у людей. Это интересное предположение, а технология измерения уровня эндорфина и серотонина у человека уже есть.

Проблема скорее с повторными анализами крови, которые надо сделать в последние часы жизни человека. Получить финансирование для проведения такого исследования тоже трудно.

Исследования в области паллиативной помощи получают в сотни раз меньше денег, чем,
например, исследования рака. Кроме того, нет никаких доказательств того, что обезболивающие, например морфин, могут препятствовать выработке эндорфинов. Смерть не всегда сопровождается болью.

«Мои собственные наблюдения и разговоры с коллегами свидетельствуют о том, что если человек не страдал от боли до того, она не обязательно появится в момент смерти.
Мы не знаем, связано ли это с эндорфинами. Ответа пока нет» — говорит Гёран.

Наш мозг имеет несколько возможностей, как преодолеть сильную боль. Вот почему солдаты на поле боя часто не чувствуют боли, когда их внимание отвлекают. А исследовательница Ирэн Трейси из Оксфордского университета продемонстрировала удивительную силу плацебо, ожидания и религиозных убеждений в преодолении боли. Медитация также может помочь.

Но что еще кроме эндорфинов может вызвать эйфорию при смерти? Постепенное угасание организма сказывается и на мозге. Возможно, каким-то образом это влияет на наши чувства в момент ухода из жизни.

Американский нейрофизиолог Джилл болт-Тейлор рассказала в лекции TED, как во время инсульта она пережила эйфорию и даже «нирвану». У женщины отключилась левое полушарие мозга, которое, как известно, является центром логики и рациональной мысли.

Впрочем, повреждения и правого полушария также могут вызвать ощущение приближения к высшим силам.

«Я могу предположить, что ваш родственник пережил глубокий духовный опыт или озарение. Я знаю, что когда мой дед умирал, он поднял руку с вытянутым пальцем так, будто указывал на кого-то. Мой отец, набожный католик, уверен, что дедушка увидел свою жену, мою бабушку. Он умер с улыбкой на лице, что принесло глубокое успокоение моему отцу.
Процесс умирания является священным для буддистов, которые верят, что смерть является мигом огромного потенциала для ума. Они считают переход от жизни к смерти является самым важным событием вашего бытия, моментом, когда вы переносите Карму с этой жизни в другую», — отмечает ученый.

Это не значит, что смерть для религиозного человека более радостным опытом. Я видел, которую тревогу испытывали с приближением смерти священники и монахини. Возможно, их смущал состояние их души перед божьим судом.

В конце концов, каждый уход из жизни — разный. Предусмотреть, у кого он будет тихим, невозможно. Некоторым людям, чью смерть я видел, всплеск эндорфинов не помог.

Я помню молодых людей, которые так и не смогли принять того, что они умирают. У них были молодые семьи, и они не почувствовали никакого облегчения до самого конца.

Я могу предположить, что экстатический опыт могли пережить те, кто каким-то образом принял смерть, смирился с ее неизбежностью.
Уход играет в этом большое значение. Наблюдение за пациентами с раком легких показали, что те из них, кто получил раннюю паллиативную помощь, жили дольше и уходили из жизни спокойнее.

кончина 2

Смерть не обязательно должно сопровождаться болью.

Я помню одну женщину, которая получала питание через капельницу. У нее был рак яичников и она не могла есть. При такой процедуре всегда есть высокий риск инфекций. После того, как она пережила вторую или третью инфекцию, она изменилась: чувство умиротворения было физически ощутимым в нее. На короткое время она вернулась из больницы домой, и я все еще помню, как она рассказывала о красоте закатов.

Мне трудно забыть этих людей, они всегда заставляют меня задуматься о моем собственную жизнь.

В конце концов, мы очень мало знаем о том, что происходит, когда человек умирает. За 5000 лет существования медицины мы узнали, как человек умирает от утопления или сердечного приступа, но мы не знаем, как он умирает от рака или пневмонии. Единственное, что мы можем, это описать, что происходит снаружи.

В своем исследовании я стараюсь демистифицировать смерть, понять физиологию умирания и разработать модели, которые могли бы спрогнозировать, какими будут последние недели и дни жизни человека.

Возможно, со временем мы также узнаем о роли эндорфинов в последние мгновения жизни. Вполне возможно, что этот значительный момент мы переживаем в мутных глубинах между жизнью и смертью.

Но это не значит, что мы не хватаемся за последний луч света.

Как сказал шведский дипломат Даг Хаммарскьольд: «Не ищите смерти. Смерть сама найдет вас. Но ищите путь, который наполнит ваш последний момент чувством выполненного долга».

Рассказ ученого предоставил Шеймус Койл, почетный клинический научный сотрудник Ливерпульского университета.

 

(Visited 1 times, 1 visits today)

Геннадий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *